Меню сайта
напишите мне: nata_757575@mail.ru
Мои друзья
Учебный центр Наталии Пятибратовой

О нелюбви к русскому языку

Почему школьники не любят изучать русский язык?

(О причинах безграмотности, равнодушия к русскому языку, о школьных программах и о многом другом.)

 

Данный материал взят с сайта www.metodikinz.ru. Здесь публикуется в сокращенном варианте.

 

Мы  беседуем со Светланой Леонидовной РЯБЦЕВОЙ, автором книг «Дети восьмидесятых», «Диалог за партой», «Правда о русском слове» (в четырёх частях), «Очерки живого русского языка», «Очерки математики»…

– С русским языком, – говорит Светлана Леонидовна, – в школе сейчас большие проблемы. Много раз я спрашивала ребят: «Ваш любимый предмет?» Русский язык не назвал любимым НИ ОДИН ЧЕЛОВЕК! «Да ну его, он такой непонятный и трудный!» – отвечали дети на вопрос, почему они этот предмет не любят…

– Так почему же для русских детей родной язык стал нелюбимым и непонятным?..

– Вот об этом и речь: ПОЧЕМУ?.. Отвечая на этот вопрос нам никак не пройти мимо школы, ведь именно здесь либо прививают любовь к родному слову, либо преднамеренно прививают к нему отвращение.

– Собственно, этим проблемам и посвящены ваши книги «Правда о русском слове». А если о содержании книг коротко: на чём именно следует заострить внимание?..

– На подмене в системе обучения МОРФОЛОГИЧЕСКОГО ЗАКОНА РУССКОГО ЯЗЫКА на разрушительный ФОНЕМАТИЧЕСКИЙ ПРИНЦИП. Это трагедия, которую мало кто по-настоящему осознаёт! С начальной школы детей заводят в тупик ФОНЕМАТИЧЕСКИМИ БРЕДНЯМИ. Слово начинают изучать не с его морфемного состава, с которым связан СМЫСЛ, а с его ТРАНСКРИПЦИИ! Но в русском письме транскрипции нет, потому что она не нужна. Начнём с того, что даже и сами транскрипции предложены неправильные: например, в слове КОРОВА дети при транскрипции должны написать в первом слоге букву А, якобы отражающую звук речи. Но ведь на самом деле там звучит совсем не А (а, скорее, звучит именно полугласное ЕР: кърова – произнесите это слово быстро, и вы убедитесь, что это действительно так), более того, у каждого человека в любом слове будет СВОЙ ЗВУК, ведь звуков речи на самом деле – несколько сотен (как минимум), и если мы попробуем на письме фиксировать именно все столь многочисленные звуки речи, то мы перестанем понимать друг друга вообще! Мы ведь, хоть и говорим все по-разному, но пишем-то одинаково, что и даёт нам возможность понимать друг друга и тем самым ОБЪЕДИНЯЕТ нас (в письме из звукового разнообразия остаётся самое главное, что нужно для понимания речи). Таким образом, взятый в нынешней школе за основу фонематический подход, будучи к тому же антинаучным, ещё и РАЗЪЕДИНЯЕТ ЛЮДЕЙ. Например, я в устной речи обращусь к Ивану Ивановичу – Ван Ванч. Кто меня потом поймёт, если я это напишу в транскрипции, как того требует учебник?.. Вот в Англии положено говорить совсем не то, что написано. Не зря ведь шутят: пишется Манчестер, а читается Ливерпуль.

– Один из современных «нетрадиционных» языковедов как-то пошутил, чтоАНГЛИЙСКИЙ ЯЗЫК производит такое впечатление, будто его сформировали люди, ПЕРЕБОЛЕВШИЕ ЦИНГОЙ.

– Видимо, ещё в древности англичане никак не могли единообразно записать латиницей то, что они слышат, потому что только в этом случае требуется транскрипция. И поныне любому англичанину для записи НЕЗНАКОМОГО СЛОВА требуется егопредварительная транскрипция – именно потому, что в английском нет ЗАКОНА, но алфавит-то взят ими латинский, а в латинском закон есть.

Но, повторяю, изучение русского языка теперь (на английский манер) начинают именно с транскрипции и заставляют детей писать полный абсолютно бред: карова, ашипка, агурцы и т.д. По сути, детей заставляют записывать и тем самым запоминать слово с МАКСИМАЛЬНЫМ КОЛИЧЕСТВОМ ОШИБОК: то есть разрушать слово.

– И вот сейчас вместо того чтобы учить детей, как ПРАВИЛЬНО ПИСАТЬ, их учат писать вначале НЕПРАВИЛЬНО. Подход хитрый: давайте, мол, сначала научимся как НЕ НАДО ПИСАТЬ, хорошенечко это запомним, глазами увидим, рукой напишем, выработаем привычную моторику: глаз с мозгом, с рукой связан, мы эту связь укрепим, а потом начнём писать КАК НАДО… И этот процесс называется ОБУЧЕНИЕ ГРАМОТЕ! Результат – чудовищная безграмотность! Параллели поищем: давайте обучать правилам движения – но наоборот: сначала научим ездить НЕПРАВИЛЬНО (например, по встречной полосе). А потом начнём учиться ездить правильно… Или давайте на атомной электростанции сначала испробуем все НЕПРАВИЛЬНЫЕ РЕЖИМЫ, а уж потом… Или: давайте вначале накормим людей ядовитыми грибами, а потом уже сварим им борщ… Так ведь некому будет есть этот борщ… А министерству образования такой порядок вещей нравится!

–Транскрипция не нужна там, где есть ТВЁРДЫЕ ЗАКОНЫ ЯЗЫКА – и в русском языке есть такой закон - МОРФОЛОГИЧЕСКИЙ! Он открыт давно, и на его основе были написаны учебники этимологии до 1917 года. Суть этого основополагающего закона совсем проста: единообразное и закономерное написание морфем в сильной и слабой позиции. Этот закон даёт возможность ПРОВЕРЯТЬ ПРАКТИЧЕСКИ ВСЕ находящиеся в слабой позиции буквы – в любой морфеме. Подчёркиваю: проверять буквы не только в КОРНЕ СЛОВА, но также и в ПРИСТАВКЕ, в СУФФИКСЕ и в ОКОНЧАНИИ.

– Что такое ЕДИНООБРАЗНОЕ и что такое СИЛЬНАЯ и СЛАБАЯ ПОЗИЦИИ?

–Написание может быть одинаковым, а может быть единообразным: одинаковое написание согласных в корне – друг-другья-другба, а единообразное –друг-друзья-дружба (три буквы чередуются г/з/ж). Чередоваться между собой в таких случаях могут только эти три буквы, это закономерность: морозить-мороженое, льгота-нельзя, луг-лужайка, княгиня-князь-княжеский, тугой-туга (печаль)-тужить.. Или: дёргать-дерзать-держать. Здесь один корень (хотя в сознании людей ныне эти слова разобщены).

При помощи закономерных чередований духовный и физический мир взаимосвязаны в русском языке: это такая красота! (Пример: личина-лицо-лик.) Об этом я могла бы говорить безконечно! Заметим попутно: приставки БЕС в русском языке никогда не было, нет и быть не может! Объясняю: С//З – нет такого чередования! А приставка БЕС была введена в 1917 году при Временном правительстве неким «Особым совещанием» насильственно и коварно. Я пишу только БЕЗ, согласно закону русского языка, а не по фантазиям и приказам разных личностей. Радует, что сегодня всё большее число авторов пишет БЕЗ, не дожидаясь чьих-то «разрешений».

Теперь – о сильной и слабой позиции… Сильная позиция – её можно сравнить с вазой, освещённой со всех сторон, а слабую – с вазой в полутьме: непонятно, что это такое. Чтобы вазу разглядеть, нужно поставить её на свет. Пример: м.ря-море, з.мля-земли, уб.жал-бегать, гл.ва-главный.

– Почему вы сказали про старые учебники этимологии, а не грамматики?..

– Прежде изучали ИСТИННОЕ ЗНАЧЕНИЕ СЛОВА, знали его состав и происхождение, закономерности чередования букв в слове. Например: оро-ра (ворон – вран, город-град, ворота-врата), оло-ла (волость-власть, голос-глас, холод-прохладно, голова-глава), оло-ле(полонить-пленить) и т.д. Либо мы понимаем значение слова и его состав, либо (как сейчас) от нас требуют тупо запомнить его правописание. По принципу: обучать обучайте, но понимать не позволяйте. Вот и учебники категорически требуют именно ЗАПОМНИТЬ правописание этих слов.

При таком антинаучном подходе к языку придётся всё именно запоминать (при этом ничего в языке не понимая) – отсюда и страх перед русским языком, и отвращение к нему.

Надеюсь, на уже приведённых нами примерах читатель ощутил, что русский язык – необыкновенно стройный и простой. А всё потому, что он (как и всё мироздание) основан на ЗАКОНЕ ИЕРАРХИИ. В чём суть этого закона?.. Русский язык, как и любая система, имеет главные, второстепенные и служебные элементы. Главные являются основой и их нельзя «демократически» заменить второстепенными, иначе система разрушится. Пример совсем простой: без сердца и головы человеческий организм существовать не сможет, а вот без пальца сможет, так и предложение не может существовать без главных членов. Всякая «демократия» в языке разрушает его: на «должность» главных членов нельзя назначать что попало… А понятие СКРЫТЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ (буквы, морфемы, члены предложения) вообще отсутствует в науке – и не только в языкознании, но и в физике (эфир), химии (эфирная группа выброшена из Таблицы Менделеева), биологии (биополе), истории (глубинные причины событий), и вообще во всех науках. Пример: скрытый корень в словах вынуть, занять открывается только в корнесловах – вынимать, занимать; скрытые буквы: подбежал, но подошёл – в слове подбежал приставка на самом деле подо-, как и в слове подошёл. Скрытые члены предложения: «Сегодня хорошая погода» – скрытое сказуемое есть («Сегодня есть хорошая погода»).

Ещё до 1917 года под видом улучшающей реформы русского языка была заложена мина замедленного действия, которая должна была привести к разрушению языка, о чём знали «реформаторы» – и они почти добились своей цели.Убрали буквы – разрушены морфемы – разрушен смысл, люди перестали понимать даже то, что они сами говорят. Например: изменили статус полугласных букв ЕР и ЕРЬ, назвали их твёрдым и мягким знаком, которые якобы никакого звука не обозначают. Полугласные-то в словах остались, но детей приучают их не замечать, игнорировать факты языка. Не замечать существующего – а это (навык!) имеет огромные последствия. Учебники – вот они, у меня под рукой – содержат массу теоретических ошибок. Авторы разные, издательства разные, рецензенты разные, а ТЕОРИЯ-то в основе одна и та же – фонематическая. А она – ложная! И потому в учебниках полностью проигнорирован МОРФОЛОГИЧЕСКИЙ ЗАКОН РУССКОГО ЯЗЫКА, по которому строится и живёт сам язык.

В учебниках никаких ссылок на этот закон, никаких даже упоминаний о нём, словно бы его не существует… А этот закон, как я уже говорила, позволяет и писать закономерно ВСЕ МОРФЕМЫ (а не только корни) и проверять написанное. Но в учебниках все мудрствования оканчиваются безсильным призывом: «Запомни!» Запомни окончания (а их можно и нужно проверить), запомни 11 глаголов-исключений (а их нет в природе, так как ЕСЛИ ЗАКОН ПОНЯТЬ ПРАВИЛЬНО, ТО ИСКЛЮЧЕНИЙ НЕ БУДЕТ), запомни 9 разрядов местоимений (а их всего 3, как и имён) и т.д.

В учебниках много непростительных ошибок в теории – они постоянно путают ФОРМУ слова и его СОДЕРЖАНИЕ, они сваливают это в кучу и перемешивают. Вот только что они говорят о форме слова – а до конца дочитываешь фразу – и оказывается, что они имели в виду содержание. Важность различения формы и содержания проиллюстрируем таким примером… Слово берёз.вый. Как написать: берёзОвый или берёзАвый?.. Суффикс ОВ или АВ? Берём слово с таким же суффиксом, но в сильной позиции: елОВый. Значит, надо писать берёзОВый. «Как так? – спрашивают меня на семинарах учителя. – Почему мы берёзовый проверяем еловым?.. Это же РАЗНЫЕ СЛОВА!» Приходится в таких случаях напоминать: КОРНИ у этих слов разные, а суффиксы-то ОДИНАКОВЫЕ. Вот мы суффиксы и проверяем именно суффиксами (аналогично – и с окончаниями, и с приставками: морфологический закон языка нам это позволяет).

Вот – «теоретический» шедевр: конец слова (неопределённой формы глагола) в одном учебнике обозначен как СУФФИКС, а в другом – как ОКОНЧАНИЕ. Но ведь суффикс – это морфема, создающая новые слова, а окончание – это морфема, которая служит для связи слов в предложении. Так  -ть – это суффикс или окончание? Учебники здесь имеют РАЗНЫЕ МНЕНИЯ, а что делать ученику, с которого требуют совершенно конкретный ответ и поставят оценку? А ведь это основа основ – состав слова, и между суффиксом и окончанием – огромная разница. Это не значит, что авторы не могут между собой договориться, это значит, что они не знают ЗАКОНОВ РУССКОГО ЯЗЫКА. Чтобы дать научный ответ, надо вернуть буквам Ъ (ЕР) и Ь (ЕРЬ) статус полугласных – и тогда всё сразу станет ясно, где здесь (в неопределённой форме глагола) суффикс, а где окончание.

То же самое – с приставками и окончанием слова. Практически все окончания существительных ПРОВЕРЯЮТСЯ! Вот пример: кукла лежит на кроватке и кукла лежит на кровати. В обоих случаях окончания – безударные. Ставим слово в начальную форму.Кроватка: 1 склонение. Подставляем на это место проверочное слово. Вода (1 склонение). Кукла лежит на водЕ. Значит, кукла лежит на кроваткЕ. Кровать: 3 склонение. Степь: тоже 3 склонение. В степИ. Значит, и на кроватИ. Форма слов строится по единому закону. И так во всём.

Все алгоритмы правописания русского языка, основанные на морфологическом законе, занимают всего пару страниц! Специально для учителей подчеркиваю: если откуда-то появились 11 глаголов-исключений, значит, закон не понят – это я уже доказала в книге 1989 года «Диалог за партой»: этих глаголов-исключений нет! Все они относятся по морфологическому закону ко 2 спряжению. Но до сих пор принадлежность глаголов к 1 или 2 спряжению пытаются определить по суффиксам неопределённой (!) формы, чего делать нельзя, это выдуманное правило.

А вот в учебнике – ещё один теоретический шедевр: на иллюстрации – нарезанные в виде кусков торта части речи – ГЛАГОЛ, СОЮЗ, НАРЕЧИЕ, МЕСТОИМЕНИЕ, МЕЖДОМЕТИЕ, СУЩЕСТВИТЕЛЬНОЕ… Всё безсистемно, вперемешку… Так и происходит РАЗРУШЕНИЕ ИЕРАРХИИ в голове.  Ведь есть же ГЛАВНЫЕ части речи, а есть ВТОРОСТЕПЕННЫЕ, и есть СЛУЖЕБНЫЕ. И структура языка подобна вовсе не тортику, а (возьмём такую аналогию) – подобна ЖИЛОМУ ДОМУ, где живут ИМЕНА СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫЕ, на другом этаже ГЛАГОЛЫ и т.д. Потом они идут НА РАБОТУ. Имя СУЩЕСТВИТЕЛЬНОЕ может работать, например, ПОДЛЕЖАЩИМ. А другое имя СУЩЕСТВИТЕЛЬНОЕ работает ДОПОЛНЕНИЕМ. ПРИЛАГАТЕЛЬНОЕ работает ОПРЕДЕЛЕНИЕМ, а может работать ПОДЛЕЖАЩИМ. А ГЛАГОЛ чаще всего работает СКАЗУЕМЫМ. Разные части речи могут работать разными членами предложения, но никогда не может прилагательное (как часть речи) СТАТЬ существительным (другой частью речи)! А в предложении прилагательное может быть подлежащим (членом предложения!), но от этого вовсе не становится существительным, как утверждают теоретики. Поясним: «Сегодня открылась новая столовая». В этом предложении слово столовая (столовые, столовый, столовое) имеет все признаки прилагательного, оно так и осталось прилагательным, и не стало существительным оттого, что работает подлежащим.

Боюсь, что воспитанным по нынешним школьным стандартам детям уже трудно помочь. И вот прочему: есть ведь очень много родителей с высшим образованием (да в таком случае и даже общего среднего образования достаточно), так вот эти родители имеют полное право взять в руки нынешние учебники, их внимательно просмотреть и сказать: «Ребёнок, я тебя в школу не пущу, потому что в таких учебниках не знание, а ТЬМА. И по этим учебникам ты у меня учиться не будешь!» И представьте себе, что вся страна так заявила! Всё. Эта  программа сразу исчезла, будто бы её и не было. И появились нормальные учебники, тем более что теория для них есть и на практике отработана. Это, напоминаю, – МОРФОЛОГИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ РУССКОГО ЯЗЫКА. Но родители хнычут на кухнях и жалуются друг дружке на «ужас» в учебниках, а потом всё равно отправляют детей в школу учиться этому «ужасу». Вот такое раздвоенное мышление – просто шизофрения: это плохо, поэтому я всё же… отправлю своего ребёнка этому учиться, а потом всплакну по этому поводу.

– Но, простите… Родители хотят видеть нормальный процесс обучения в школе и предполагают, что госорганы именно этим и занимаются… Сегодня возмущённый родитель восстанет против лживых учебников – а через несколько лет ребёнок ЕГЭ не сдаст, а потом никуда учиться не поступит…

– Ответ такой: все предполагают такой исход дела, но никто ведь не пробовал поступить иначе! На самом деле помощь придёт!.. Неожиданно, словно бы чудесным образом всё может сразу измениться. Важно сделать первый шаг. И не отступать. Можно помочь ИДТИ, но невозможно помочь на печи лежать!

Как-то ко мне обратились с просьбой позаниматься со старшеклассниками. Но главным вопросом был такой: сдадут ли дети ЕГЭ после моих занятий?.. Я ответила: нет, ЕГЭ они не сдадут. Почему?.. Потому что ЕГЭ под видом правильных ответов даёт неправильные: с помощью ЕГЭ идёт РАЗРУШЕНИЕ РУССКОГО ЯЗЫКА. Реакция родителей была такой: «А-а-а, ну тогда нам не надо ваших занятий, потому что нам важно, чтобы дети сдали ЕГЭ!» То есть родителям важно не то, чтобы дети узнали истину, продвинулись вперёд, а чтобы они любой ценой сдали ЕГЭ, даже если при этом дети продвинутся назад… Родители направляют детей по пути разрушения. Эту позицию поддерживают и школьные учителя: их так научили, они работают по методике… В школе традиционная грамотность пока держится на старых учителях. Но их осталось совсем мало. А новая масса готова подчиниться любым требованиям.

Старшеклассникам, которые сами захотели правильно писать, которые захотели знать русский язык, я за два урока (!) поправила правописание. За два урока! Стремящимся можно помочь. Равнодушным – нет.

 

Из рабочих записей семинара С. Л. Рябцевой «Секреты русского языка»:

Знание МОРФОЛОГИЧЕСКОГО ЗАКОНА быстро наводит порядок в голове. Человек начинает видеть, как именно происходит преобразование суффикса, приставки, корня в одном гнезде корнесловов (т.е. однокоренных, родственных слов). И каких преобразований нет и быть не может. Например, не может быть приставки бес, так как нет чередования з/с. Его придумали в плане "мероприятий" по уничтожению русского языка некие "особосовещанцы" при Временном правительстве в 1917 г. (Кстати, целью всех "реформ" врагов и было РАЗОРЕНИЕ ГНЁЗД – как семейных гнёзд, так и гнёзд корнесловов.)

 

 

Да и сейчас, на волне вспыхнувшего в народе интереса к русскому языку, некоторые публикаторы "разбирают" слова кто во что горазд, по своим фантазиям, не обращая внимания на морфологический закон (а может, просто и не зная его), возводят в абсолют свои домыслы и вымыслы.

Пример. Многие, как только увидят сочетание ра, сразу кричат как дети: "Все слова, где есть ра, означают солнце!" И торопятся назвать его корнем. Хотя на самом деле это сочетание может появиться случайно на стыке морфем: мера–мерой и т.д.

Такое антинаучное "веселье" увеличивает кашу в голове и будет продолжаться, пока люди не начнут всерьёз ИЗУЧАТЬ русский язык.

Но хочу предупредить: если люди пойдут изучать русский язык так же, как и английский, т.е. ради выгоды, то они в нём ничего не смогут понять, потому что русский язык – язык истины, он не даётся лживому приспособленцу.

 

 

***

– Нас учили в школе в 1960-е годы, что Ъ – РАЗДЕЛИТЕЛЬНЫЙ твёрдый знак. Он разделяет, отделяет приставку от корня (в том случае, если корень начинается на определенную гласную).

– Хорошо, согласна. Я пишу: С – это приставка, дальше – это корень. А между ними разделительный твёрдый знак. А какая это МОРФЕМА?..

 

– Это знак ничегонезначащий…

– А раз он ничегонезначащий, давайте его выбросим!

– Тогда получится не СЪЕХАЛ, а СЕХАЛ.

– Значит, он что-то значит?.. Тогда к какой части слова он относится, к какой морфеме?..

– Если приставка С, то волей-неволей понесём этот знак к корню…

– Назовите ещё один корень, который бы начинался с ЕРА (Ъ). Нет такого! Знаете, что предлагают в таком случае учитель и учебники?.. Ребёнок, давай этот твёрдый знак ПРОИГНОРИРУЕМ! Мы видим своими глазами какую-то вещь, предмет, знак, явление,но мы будем дружно делать вид, что ЭТОГО НЕТ! 10 лет в школе обкатывается и затвердевает в сознании эта точка зрения – полное игнорирование действительности. А потом с этим мышлением воспитанник приходит в науку…

Из рабочих записей семинара С. Л. Рябцевой «Секреты русского языка»:

 

Пример из учебника: на целую страницу ребёнку предлагается якобы поиск правильного написания окончаний слов, а в самом конце сказано: ВСПОМНИ, каким является окончание такое-то… Так ведь ребёнок именно это и забыл! Зачем ему такая памятка?

***

Справка из Интернета: Бодуэн де Куртенэ Ян Нецислав Игнаций (Иван Александрович). Родился в 1845 г. в городе Радзымин под Варшавой, умер в 1929 г. в Варшаве, похоронен на кальвинистском (евангелическо-реформатском) кладбище.

В 1887 году стал членом Польской АН, а в 1897 году – чл.-корр. Петербургской Академии наук. Работал в Казанском (1874–1883), Юрьевском (1883–1893), краковском Ягеллонском (1893–1899), Петербургском (1900–1918), Варшавском (с 1918) университетах. В 1922 выдвигался как кандидат в президенты Польши. Сфальсифицировал третье издание словаря В. И. Даля, внёс отсутствовавшую у Даля вульгарно-бранную лексику. Считал, что на развитие языков можно воздействовать, активно интересовался искусственными языками.

Именно он продавливал фонематический принцип в качестве основы изучения русского языка.

***

 

***

В. И. Даль: «Откуда взялось (…) всё ненужное и несвойственное русскому языку, между тем как всё существенное не разгадано и упущено, будто его не бывало? Виною всей путаницы этой (…) западный научный взгляд на язык наш. Дурное направление это может получить развязку двоякую: или найдутся после нас люди, которые разгадают Русскую грамматику и построят её вновь, откинув нынешнюю вовсе; или язык наш постепенно утратит самостоятельность свою и с неудержимым наплывом чужих выражений, оборотов и самих мыслей подчинится законам языков западных». (Цит. по: С. Л. Рябцева «Очерки живого русского языка». Новосибирск, 2005, стр. 9.)

 

***

– Нынешние учебники загружают мозги детей абсолютно ненужными вещами, в ответ на которые хочется взвыть: ЗАЧЕМ? Они делают всё для того, чтобы ребёнок думал, что в русском языке нет вообще никакой системы и чтобы он в конце концов почувствовал ЛЮТОЕ ОТВРАЩЕНИЕ К РУССКОМУ ЯЗЫКУ (и… желание изучать английский).

А на самом-то деле для овладения грамотностью надо по-настоящему обратиться к МОРФОЛОГИЧЕСКОМУ ЗАКОНУ РУССКОГО ЯЗЫКА. Еще с восьмидесятых годов я всё это применяю в работе, опираясь на здравый смысл и труды великих русских языковедов – М. В. Ломоносова, А. С. Шишкова, В. И. Даля, Ф. И. Буслаева, А. Н. Гвоздева и других. И получаю прекрасные результаты. Нынешние же учебники совершенно запутывают даже тех детей, которые пришли со знанием русского языка, с врождённой грамотностью.